0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как можно помочь детям с ограниченными возможностями

«Урок доброты»: как помочь людям с ограниченными возможностями

В Университете ИТМО 24 декабря состоялся «Урок доброты», приуроченный к Международному дню инвалидов. Его провели специалисты управления образовательных технологий и инклюзивного образования Департамента по учебно-методической работе Светлана Гнездилова, Анастасия Мухаметшина и Дарья Митрошина. Они рассказали о проведенном ранее соцопросе среди студентов Университета ИТМО с ограниченными возможностями, а также познакомили присутствующих с потребностями инвалидов, научили этике общения с ними и рассказали о мероприятиях по формированию доступной среды в вузе.

Процесс повторения студентами жестов за сурдопедагогом

Соцопрос и безбарьерная среда

В начале урока начальник управления образовательных технологий и инклюзивного образования рассказала о сути обучения молодых людей с ограниченными особенностями здоровья наравне со сверстниками, не имеющими проблем. Согласно закону об образовании, для инвалидов должны создаваться необходимые условия, чтобы избежать какой-либо дискриминации и реализовать их право на качественное образование с квалифицированным подходом.

Университет ИТМО. Начальник управления образовательных технологий и инклюзивного образования Светлана Гнездилова.

«Нами был проведен соцопрос инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) в Университете ИТМО, чтобы выяснить, нуждаются ли они в разработке адаптированной образовательной программы и индивидуального учебного плана, возникают ли трудности при восприятии информации на занятиях, требуется ли им помощь ассистента, удовлетворяет ли их оборудование аудиторий вуза, а также необходимы ли дополнительные мероприятия для обеспечения успешной адаптации в университете», — рассказала Светлана Гнездилова.

Сотрудники управления составили дорожную карту по организации инклюзивного образования в Университете ИТМО. В документе они перечислили все те подходы, которые необходимо успешно реализовать в вузе. Так, эксперты подчеркнули, что важно организовать работу с абитуриентами-инвалидами, сопровождать обучение студентов с ограниченными возможностями здоровья, а также создать кабинеты психологической поддержки. Они сделали ставку на создание безбарьерных условий не только в рамках учебного процесса, но и проживания в общежитии. В завершение специалисты управления составили рекомендации по оснащению залов библиотеки и учли возможность подготовки к будущей работе таких студентов.

Знакомство с потребностями и особенностями инвалидов

Начальник отдела разработки адаптированных образовательных программ Анастасия Мухаметшина рассказала присутствующим об особенностях, которыми обладают люди с инвалидностью, и их потребностях. Она подчеркнула разницу между понятиями «слепой» и «слабовидящий», познакомила студентов со шрифтом Брайля и приборами для письма по нему. Отдельно она пояснила классификацию соматических заболеваниий и расстройств опорно-двигательного аппарата.

Университет ИТМО. Начальник отдела разработки адаптированных образовательных программ Анастасия Мухаметшина.

«Люди с ограниченными возможностями нуждаются в помощи и поддержке окружающих. Каждому из нас хочется жить полной жизнью, общаться друг с другом и узнавать новое. Люди с ограниченными возможностями — такие же, как и любой из нас. Они почти ничем не отличаются, но часто для общения и совместной деятельности с этими людьми необходимо знать их особенности», — объяснила специалист. — Мы можем не увидеть, что у человека тяжёлое хроническое заболевание, и пройти мимо. Например, если вы увидите, что человеку плохо, предложите ему помощь, возможно, ему просто необходимо вовремя принять лекарство», — отметила Анастасия Мухаметшина.

В свою очередь, сурдопедагог и специалист по учебно-методической работе Дарья Митрошина буквально на пальцах объяснила студентам, как общаться с людьми, у которых имеется нарушение слуха.

Университет ИТМО. Сотрудник отдела разработки адаптированных образовательных программ, сурдопедагог Дарья Митрошина.

«Глухие имеют такую потерю слуха, которая лишает их возможности естественного восприятия речи и не позволяет им самостоятельно овладеть речью без специально организованного обучения. Слабослышащие способны самостоятельно овладеть речью хотя бы в минимальной степени. Для общения люди с нарушением слуха используют дактильную азбуку и жестовую речь. Дактильная азбука — это система русского жестового языка, в которой каждой конфигурации пальцев соответствует одна буква русского языка. Жестовая речь — система общения глухих, в которой один жест обозначает одно слово», — пояснила сурдопедагог.

Молодых людей, пришедших на занятие, познакомили с некоторыми жестами и основами дактильной речи. Вместе с преподавателем они изобразили слово «мама» на дактиле, а также поупражнялись «говорить» руками слова: «здравствуйте», «до свидания», «дружить», «любить», «спасибо». В качестве заключительной части выступления был показан фрагмент фильма «Слово на ладони» о жизни слепоглухих.

Раздаточный материал

«Люди с ограниченными возможностями — равноправные члены общества, хотя и нуждаются иногда в помощи окружающих. Не стоит забывать о золотом правиле: прежде, чем сделать что-либо для такого человека, нужно спросить, нуждается ли он в вашей помощи, ведь мы должны уважать личную свободу каждого», — заключила Дарья Митрошина.

Чувство меры и этика

Директор центра социальной поддержки обучающихся Департамента молодежной политики, кандидат психологических наук Елена Шарапановская рассказала участникам об этике общения с людьми, имеющими особые потребности. Часто люди или уделяют инвалидам слишком усердное внимание, заставляя их чувствовать излишнюю зависимость от других, или, наоборот, игнорируют. По словам экспертов, правильное отношение к людям, у которых есть особенности, нужно воспитывать в себе всегда. Так, любое заболевание, несущее ущерб здоровью, становится серьезным испытанием. Однако, не стоит забывать, что при потере каких-либо свойств у людей усиливается работы органов чувств, появляется сильная тяга к жизни, новые таланты и способности к самовыражению. Преодоление трудностей и жизнь с недугом развивают у таких людей огромную силу духа и воли, что подталкивает их к прогрессу в саморазвитии. Благодаря этому они добиваются успехов в спорте, науке и искусстве. По словам Елены Шарапановской, в отношении людей с инвалидностью нужно проявлять не популистскую позицию, формируя у них выученную беспомощность, а выстраивать конструктивное общение.

Читать еще:  Кому положен региональный материнский капитал

Университет ИТМО. Директор центра социальной поддержки обучающихся Елена Шарапановская.

«Такой подход предполагает, во-первых, позицию на равных. Мы должны учитывать особенности, но в то же время относиться к человеку с ограниченными возможностями так же, как и к другим. И это распространяется на все сферы жизни. Учитывайте реальные возможности таких людей — они многое могут делать сами! Делать за них все не только не нужно, но и вредно: и им, и вам. Нельзя забывать, что на демонстрации жалости стоит поставить крест. Наоборот, проявляйте жизнелюбие, оптимизм, дружелюбие, будьте добры. Вместо жалости используйте действенное сочувствие: реальная помощь инвалидам заключается в создании доступной среды, приглашении их участвовать в важных и интересных событиях и мероприятиях. Для всех людей важен визуальный контакт, так что не стоит избегать его в общении с инвалидами, повторяя ошибку многих», — убеждена руководитель центра.

Как отметила в своем выступлении Елена Шарапановская, не стоит забывать, что сейчас нет людей со стопроцентным здоровьем — у каждого есть карта в поликлинике с его проблемами. Адекватное отношение и правильная позиция помогут справиться со сложностями во взаимодействии с людьми, имеющими особые потребности. Преодолев смущение, стеснение, боязнь болезни и стыд, общаясь со всеми на равных, можно помочь не только человеку рядом, но и себе самому, резюмировала специалист.

Полина Полещук,
Редакция новостного портала Университета ИТМО

Как помочь детям и людям с ограниченными возможностями

Если вы хотите сделать мир немного лучше и помочь тем, кто в этом особенно нуждается, обращайтесь в один из благотворительных фондов. Здесь вам предложат множество вариантов, позволяющих внести свой маленький вклад в большое и доброе дело. Помогать — легко!

Музыкальные странствия на KudaGo

Благотворительный фонд «Дети Наши»

Фонд принимает различные виды помощи: денежные пожертвования, помощь в организации мероприятий (изготовление поделок, оформление призов, помощь на стенде). «Дети Наши» будут рады содействию в проведении мастер-классов для детей, организации творческих проектов, проведении субботников и конкурсов, перевозке, профессиональной помощи юристов, ведущих, фотографов, дизайнеров, переводчиков и event-менеджеров.

Телефон: +7 (495) 787‑99-70

Добровольческое движение «Даниловцы»

Движение оказывает поддержку тяжелобольным детям, людям с ограниченными возможностями и заключённым. В помощь принимают канцтовары и творческие материалы для работы с детьми: пластилин, фломастеры, бумагу для рисования, цветную бумагу и картон, краски, кисточки, ножницы, маркеры, паззлы, настольные игры, раскраски, мячи.

Телефон: +7 (499) 788-73-87

Офис фонда «Подари жизнь»

Благотворительный фонд помощи детям с онкологическими и другими тяжёлыми заболеваниями. Здесь могут понадобиться средства личной гигиены, постельное бельё, пелёнки, памперсы, лекарства и другое. Не менее важны приятные подарки для детей, которые поднимают юным пациентам настроение — игрушки, конструкторы, раскраски, книги. Ещё один эффективный вариант помощи — сдать кровь для переливания. А если вы много путешествуете и получаете бонусы на железнодорожном или авиационном транспорте, часть этих бонусов можно пожертвовать детям, из регионов для поездок в Москву на лечение.

Телефон: +7 (495) 995-31-05, +7 (495) 995-31-06

Фонд «Милосердие»

Православная служба помощи «Милосердие» — крупнейшая православная социальная служба России. Волонтёры помогают детям-сиротам, детям и взрослым с особенностями развития, старикам, больным и инвалидам, людям в беде, бездомным. Есть также центр гуманитарной помощи для беременных женщин и матерей с детьми, оказавшихся в кризисной ситуации, а также нуждающихся многодетных семей. Можно помочь пожертвованиями или принести в фонд одежду, обувь, коляски и кроватки, постельное бельё, памперсы, продукты.

Телефон: +7 (495) 542-00-00, +7 (495) 912-91-19

Благотворительный фонд «Детские сердца»

Врождённый порок сердца — одна из самых частых причин смертности детей до года. Фонд занимается помощью детям с врождёнными заболеваниями сердца и нервной системы. Организаторы устраивают акции, продают дизайнерские вещи, проводят творческие мастер-классы. Выручка от разнообразных мероприятий перечисляется на счета детям, нуждающимся в операциях на сердце и других видах лечения.

Телефон: +7 (499) 703-16-56

Благотворительный фонд «Счастливый мир»

Фонд начал свою работу в 2005 году с помощи детям с онкологическими заболеваниями. Когда организация стала развиваться, помогать стали всем ребятишкам с тяжёлыми болезнями. Большое внимание здесь уделяют также вопросам реабилитации и психологической помощи. Например, проект «Суперспособности — дети-киборги» организует протезирование для детей от 2 до 12 лет с ампутациями или врождённым недоразвитием рук, помогая им вернуться к полноценной жизни. «Я открываю мир» — программа для адаптации в обществе и культурного развития детей и подростков-инвалидов.

Телефон: +7 (495) 980-04-38

Благотворительный фонд «Дети земли»

Фонд помогает многим больным детям, больницам и детским учреждениям. Цель фонда — благотворительность для детей с тяжёлыми заболеваниями и онкологией, а также помощь сиротам из приютов. Сотрудники организации нередко пытаются привлечь к проблеме влиятельных людей, которые неравнодушны к детским бедам. Под своим руководством они собирают всех — от простых людей до сильных мира сего. Ведь для детей любая помощь очень важна.

Телефон: +7 (495) 971-20-44

Благотворительный Фонд Константина Хабенского

Организация занимается помощью детям с заболеваниями головного мозга. Здесь помогают организовать обследования и лечение, закупают лекарства, занимаются реабилитацией детей и помощью медицинским учреждениям. На средства фонда закупается сложная аппаратура, необходимая для восстановления пациентов после операций на мозге, а также оказывается адресная помощь семьям с больными детьми. Создатель фонда — Константин Хабенский, известный актёр театра и кино.

Читать еще:  Материнский капитал 2020

Телефон: +7 (800) 250-93-05

Благотворительный фонд «Весна в сердце»

Благотворительный фонд оказывает помощь детям-сиротам, детям-инвалидам, пожилым людям и группе социально незащищенных граждан. Сотрудники организуют адресную поддержку для детей с нарушениями развития, курируют школы-интернаты и приюты. Отдельная область работы — профессиональное обучение выпускников интернатов, которое позволяет подросткам получить востребованные специальности и самостоятельно себя обеспечивать.

Телефон: +7 (499) 397-80-14

Если вы нашли опечатку или ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий её, и нажмите Ctrl + ↵

«Школу ребенок не потянет, сделаем инклюзию для себя». Что мешает принять особых детей в обычные классы и группы

На протяжении восьми лет инклюзивное образование пытается встроиться в российскую школу. В инклюзивном классе должно быть не более 20% детей с ОВЗ, большее количество превращает его в спецкласс. Если учесть, что на 2019 год процент детей с инвалидностью составляет примерно 2,5% от общего числа, то в теории инклюзия становится возможной. Но что же на практике?

Безусловно, реформа об инклюзивном образовании полезная и нужная. Ее реализация – это, во-первых, включение детей с ограниченными возможностями в жизнь социума, а стало быть, начало социализации с малых лет. Нормотипичные дети в свою очередь получают навыки общения и гармоничной жизни в новом социуме, развивая терпимость, заботу и психолого-педагогические качества.

По моим наблюдениям, чем больше опыта общения с «особятами» получают обычные дети, тем более стойкими и чувствительными становятся в пубертатном и постпубертатном периоде. В дальнейшем, когда им придется выстраивать взаимоотношения в учебной и рабочей среде, приобретенная гибкость, терпимость и толерантность будут весьма кстати. Обычно в каждой детской группе все роли распределены, и всегда есть тот, кто оказывается слабее других. Когда в такой группе появляется особый ребенок – «слабый» становится сильнее и наравне со всеми заботится о том, кому реально нужна помощь.

Во-вторых, такой подход позволяет родителям увеличить социальные контакты и не замыкаться в сложностях ребенка. Это приводит к лучшему качеству жизни, открывает новые пути самореализации, возвращает человека в полноценную общественную жизнь. В-третьих, это колоссальная экономия бюджетных средств за счет закрытия специализированных школ и детских садов.

И если в инклюзивном образовании столько плюсов, то в чем тогда проблема?

Инклюзия – или инвалидизация общества?

Говоря о сложностях инклюзии, я в первую очередь рассматриваю интеграцию людей с ментальными нарушениями. Идея с инклюзией в целом хорошая, но в том виде, в котором она есть сейчас, ведет к инвалидизации всего общества, а не к реальной интеграции людей с ОВЗ. Не люди с ограниченными возможностями подстраиваются под окружающий мир, а окружающий мир подстраивается под особых людей.

К сожалению, я не видел ни одного учебного заведения, показывающего стопроцентный результат социализации детей с ментальными нарушениями. И даже тридцатипроцентный результат социализации «тяжелых» детей не видел.

Уровень тяжести, о котором я говорю, – это комплекс, куда входит уровень интеллекта, социальная ситуация (окружение ребенка, финансовые возможности семьи, психическая подготовленность родителей), физические и физиологические особенности, вовлеченность в процесс болезни и выздоровления родителей и ближайших родственников.

И здесь на первое место выходит не столько переоборудование школ пандусами, лифтами, дублирование надписей шрифтом Брайля, сколько переобучение и переподготовка педагогического состава. Безусловно, не обойтись и без общественного принятия. Именно принятия, а не выполнения поручений.

Декларируя дружелюбность к детям с особенностями, по факту мы получаем неготовность учебных заведений принимать таких детей.

Педагоги далеко не всегда понимают, как нужно действовать, в итоге рушится образовательный процесс всей группы. Зачастую дети без сложностей в поведении начинают эти сложности проявлять. Еще бы, ведь учителя уделяют гораздо больше внимания более шумным и странным ученикам, а иногда и делают некие послабления… Как результат: уровень знаний падает, а руководство школ старается перевести особенных ребят на домашнее обучение, дабы не портить статистику успеваемости и сохранить стабильность в работе учителей.

Второй важный момент – безопасность учеников как с особенностями, так и нормотипичных. Агрессии в ту или иную сторону более чем достаточно, даже один срыв может привести к серьезным последствиям.

Например, одного из моих воспитанников с особенностями развития выгнали из обычной школы из-за того, что он ударил девочку: та громко кричала на перемене, а он не смог ей объяснить, что нужно вести себя тише, и применил физическую силу. Позже очень сильно переживал, но исправлять ситуацию уже было поздно. Случай агрессивного поведения со стороны мальчика был не первый. В итоге его перевели в коррекционную школу.

Чего хотят родители детей с ментальной инвалидностью

Чего хотят родители особых детей? Того же, что и родители обычных: видеть их здоровыми, счастливыми и самостоятельными. Часть мам понимает, что ребенок никогда не сможет обучаться наравне с другими, потому в ряде случаев сами выступают против инклюзивного образования. Но стараются найти возможность общаться (играть на одной площадке, посещать кружки) с нормотипичными детьми с малых лет, что, по их мнению, приведет к формированию приемлемых социальных паттернов поведения. Как крайность, многие из таких родителей выбирают для своих детей спецшколы, а не инклюзивные классы, хотя ребенок вполне бы мог и потянуть этот вариант.

Другая крайность – «пробивные родители». Такие не находят сложностей ни в себе, ни в существенно ограниченных возможностях ребенка и направляют свою энергию не на адаптацию, а на желание получить все возможное от общества путем войны. Их кредо можно сформулировать примерно так: «Ребенок слаб, потому создайте условия для его нахождения здесь, даже если это вызывает неудобство окружающих, и наберите правильных детей, чтобы играли, не обижали и заботились».

Читать еще:  Как оплачивается больничный лист с ребенком

Так или иначе родители особых детей выпадают из полноценной жизни общества. Ведь бóльшую часть времени они вынуждены искать подходящие школы и возить ребенка на дополнительные занятия, где скорректируют поведение и дадут возможность если не пообщаться, то хотя бы посмотреть, как общаются другие дети. Даже в случае с обычной школой родители особых детей все равно должны прикладывать больше усилий, чтобы помочь ребенку с интеграцией. В случае с коррекционной школой – тем более: времени «для себя» вообще не остается.

Из инклюзивных в коррекционные – и обратно

Развивающим и досуговым центрам привлечение детей с ОВЗ бьет по бюджету, а зачастую и по репутации. Ведь показать красиво детей с ментальными особенностями на фото не всегда получается, да и родители часто по старинке воспринимают инклюзивные классы и группы как советские классы коррекции, куда «спихивали» тех, кто послабее. Технологически отточенный для преподавателей и эффективный в плане показателей для родителей результат выстраивать тоже очень сложно. Да и в силу темперамента особые дети часто, как маленькие ураганы, оставляют после себя погром: расписные подоконники, обои, отломанные ручки у шкафов, сожженные инструменты…

Родителям тоже непросто: тяжело слушать жалобы на своего ребенка, легче водить туда, где скажут, что все хорошо и по сравнению с остальными он кусается не так больно, бьет не так сильно, кричит не так громко.

Но особенные дети – это тренд, потому формально они присутствуют практически везде. На практике – в классах и залах – это скорее исключение.

Специализированным центрам перестроиться с «особят» на работу с обычными детьми также непросто. Те немногие центры, которые действительно пытаются работать с ментальными нарушениями именно в инклюзивном плане, со временем начинают испытывать дефицит в нормотипичных детях, что сводит само понятие инклюзии на нет.

С 20% детей с ОВЗ этот показатель постепенно увеличивается до 50, 80%. Как итог, эти развивающие центры закрывают свои двери для особых детей, а те, что не закрывают, начинают испытывать сложности с коррекцией и адаптацией. Так как превращаются в те же самые школы особого вида, где дети с особенностями просто не могут увидеть социального поведения.

Сейчас среди родителей особых детей популярна идея «сами организуем для себя», но процесс обычно выливается опять же в создание коррекционного центра, который дружественно относится к нормотипичным детям. Знаю случаи, когда родители особых детей объединяются в сообщества и организуют по факту коррекционные центры, называя их инклюзивными. На деле в такие центры ходят около 90% особенных и только 10% нормотипичных ребят – как правило, это братья и сестры.

Что нужно для успеха

Для успешной реализации инклюзивного образования школе или центру, принимающим ребенка с ментальными нарушениями, нужно обратить внимание на следующие моменты:

  • Безопасность для себя и окружающих. Одно дело терпимо относиться к особенностям поведения, и совсем другое – находиться в постоянном напряжении: а не случится ли сейчас что-то страшное со мной или моим другом? Повышенная фоновая тревога, как показывает практика, приводит к увеличению индивидуальной агрессии.
  • Сохранный интеллект. Речь идет не о гениальности или одаренности, а о возможности понимания причинно-следственных связей, элементарного обобщения, вычленения доминанты, следования формальной логике.
  • Заинтересованность родителей в адаптации ребенка. К сожалению, часть родителей на деле не слишком в этом заинтересованы. Кто-то от этого получает эмоциональные бонусы, кто-то материальные.

Эти три пункта – не исчерпывающие для принятия решения о приеме или не-приеме ребенка в учебное заведение. Вопрос об инвалидности и направлении в ту или иную школу решают психолого-медико-педагогические комиссии. Однако это три столпа, в зависимости от которых инклюзия возможна или невозможна в принципе.

Для успешной инклюзии – в том виде, в котором она есть, например, в некоторых странах Европы, – изменения должны быть не только в области образования, но и в области административного и уголовного права в отношении общества к людям с ОВЗ и, что очень важно, в отношении людей с ОВЗ к обществу.

Зачастую у ментальных инвалидов есть желание получать права и свободы как здоровому человеку, но в случае проступков нести ответственность как инвалид.

Родители из Испании рассказывают, что, например, если ребенок ударит тьютора в автобусе, то его лишают права ездить на общественном транспорте в течение месяца или вообще лишают посещения школы на это время. В Ирландии, также со слов родителей, особых детей с агрессией могут, по закону, исключить из детского сада, школы «за то, что много кричит и нервничает». В Швейцарии есть специальные тюрьмы для душевнобольных. У нас же размытость закона в этом смысле позволяет в некоторых случаях прикрываться болезнью, когда удобно.

В моем понимании инклюзия должна стать многоуровневой системой, где социализация начинается с раннего детства с оказанием поддержки семье. Этот процесс должен быть гибким и непрерывным, а основной задачей надо сделать развитие коммуникации, а не набор формальных общеобразовательных знаний. Системная подготовка ребенка к самостоятельной жизни в обществе – вот что по-настоящему важно. Это поможет реальной интеграции людей с ОВЗ в социум.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector